Когда твоя жизнь дерьмо, то не стоит ожидать от неё внезапных даров судьбы, которым после ты будешь радоваться. Даже если что-то и перепадёт тебе, то со временем оно только боком выйдет. А вот карма дерьмовой жизни будет следовать за тобой по пятам, пока ты не окажешься по ту сторону черты жизни. Но это куда сложней, учитывая, что, будучи гибридом – смерть от старости аль какой-никакой неосторожности тебе уже не грозит. А вот неприятности на пятую, десятую и последующие точки только возрастают.Читать далее...
кроссовер
nc-17 // эпизодическая система
фандомная акция
персонажи аниме [09.07 - 23.07]

BETWEEN WORLDS

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BETWEEN WORLDS » me before you » running in the dark [hp]


running in the dark [hp]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

imagine dragons- believer
https://data.whicdn.com/images/261738112/original.gif

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
гермиона грейнджер х драко малфой // школа волшебства и магии хогвартс // сентябрь
Она ненавидела тебя с тех пор, как вам исполнилось по одиннадцать, ты возненавидел ее еще до того, как с ней повстречался, и ты совсем не уверен, что ненависть прошла.

+1

2

[indent] - Да пошло это все к черту! - Малфой смотрит на свое отражение в зеркале, тяжело дыша, и опираясь об раковину руками с двух сторон.
[indent] У Малфоя снова вспышка агрессии. У Малфоя, похоже, едет крыша, и это все не исправить. Малфою, видимо, уже пора в Мунго, да быть под наблюдением колдомедиков, но нет. Он сейчас здесь и смотрит на себя. Он усмехается. Растягивает губы в фальшивой улыбке, которая вот-вот порвет ему чертов чистокровный рот. Он пытается разглядеть в отражении хоть какую-то частицу того, что раньше у всех вызывало трепет и обожание. Что вызывало страх и уважение.
[indent] Но он не видит ничего.
[indent] Он видит только потрепанного мальчишку, которому девятнадцать (чертов возраст, он ведь уже должен был стать наследником своего отца), и жизнь которого теперь скатилась ко всем чертям. Потому что иначе и не скажешь. У Малфоя теперь это выражение лица заменяет настоящее. У Малфоя теперь фальшивая улыбка на всю лицо, от которой ломит мышцы, и под конец дня хочется сдохнуть. Она теперь на его лице двадцать четыре на семь. Чертово Министерство. Чертов Поттер. Мальчик-который-победил. И теперь вместе с ним Малфой в Хогвартсе.
[indent] Он благодарен, что ему дали второй шанс. Он благодарен, что его и мать не засадили за решетку Азкабана и не отправили на свидание с дементорами. Если бы они только знали, почему он не участвовал в этой чертовой битве, о которой даже вспоминать-то не хочется. Ему противно и тошно. Кажется, его сейчас вывернет наизнанку.
[indent] Он не знает, как жить дальше. Сейчас он закончит Хогвартс, и что? Дальше-то его ждет абсолютная пустота. Вся дрожь, которая пробирала волшебников раньше при упоминании его фамилии рассыпалась в прах после победы Поттера. Вся его жизнь рассыпалась в прах после победы Поттера.
[indent] Он смотрит на кадык, что ходит туда-сюда. Он смотрит на капли воды, что стекают по его лицу, пытаясь успокоиться. Как же это хреново. Но нужно взять себя в руки и подавить это все в себе. Потому что сейчас он должен отсюда выйти и со спокойным выражением лица пойти на пару по трансфигурации. И чтобы заучка Грейнджер ничего не заподозрила. А то она в роли надсмотрщика не совсем убедительна. Ей бы лучше бежать к своему рыжему Уизли и с ним ворковать. Но точно не таскаться за Малфоем по Хогвартсу, чтобы докладывать о каждом его действии Ордену.
[indent] Снова усмешка.
[indent] Ему от этого хочется смеяться и кричать. Его оставили здесь только при условии, что малышка Гермиона будет за ним следить. Будто она вся из себя такая Мать Тереза. Видимо, у нее совершенно нет других дел. Хотя Малфою казалось, что у Уизли с Грейнджер сейчас в самом расцвете конфетно-букетный период. Ведь рыжий наконец-то решился признаться в своих чувствах перед этой заучкой, хоть и перед лицом смерти.
[indent] Улыбка.
[indent] Какой же он идиот.
[indent] Малфой поправляет галстук в зелено-серебряных цветах, умывается ледяной водой, чувствуя, как немеют все нервные окончания на лице и на ладонях. Оно и к лучшему. Так бы осталось навсегда, чтобы ничего не чувствовать. Ничего не выражать. Спокойно дожить этот год, который только начался, и отправиться куда-нибудь в Америку. Там его фамилия хотя бы ассоциируется с чем-то нормальным. А то здесь после войны чистокровные совершенно не в цене. н поправляет ворот рубашки, опускает рукава, надевает мантию, что валялась до этого на полу. Да к черту. У него таких десяток. Спасибо, что Министерство не заморозило их счета. Хотя за это нужно быть благодарным Поттеру. Который, в свою очередь, был благодарен Нарциссе. Спасибо, мама, что не оставила нас без средств на существование.
[indent] Он выдыхает и выходит в коридор в совершенно обычном виде. Кто бы что не говорил, но он до сих пор слизеринский принц. Он полноправный властелин змеиного факультета. И этого у него не отнимет ни Поттер, ни Министерство, ни заучка Грейнджер. Все, что ему сейчас нужно - дойти до чертова кабинета и не столкнуться с кем не надо по пути. Теперь все чертовы гриффиндорцы стали смотреть на него с каким-то... сочувствием?
[indent] Да нахуй мне не нужно ваше сочувствие. Горите вы все в волшебном адском пламени.
[indent] У Малфоя, кажется, скоро начнут сдавать нервы.
[indent] Но он идет по направлению к кабинету, и на его пути даже никто не встречается. Сегодня удача на его стороне? Хотя, нет. Потому что сегодня пара вместе с Гриффиндором, и он видит эту чертову кудрявую голову Грейнджер. Она вызывает в нем подъем эмоций, но на лице у него все та же маска. Потому что он вообще должен вести себя тише волы, ниже травы, если хочет закончить эту школу и получить аттестат о магическом образовании.
[indent] - Малфой, нужно всего лишь пережить эти несколько месяцев, и ты будешь свободен, - уверяет он себя, говоря это шепотом, как мантру, и садится на свое место позади Грейнджер, - Я тут, и все еще ничего не натворил, - Видит он ее взгляд и делает вид, будто перо и чернильница занимают все его мысли и интересны ему гораздо больше, чем она.

+1

3

Можно вытянуть девочку из войны, но не войну из девочки.

Гермиона быстрым шагом пересекала коридор, хотя торопиться ей -то особо было некуда. Она всегда малодушно оттягивала встречи с Малфоем, будто это могло ее спасти, и с такой же силой страстно желала этих встреч. Малфой, который -то и союзником ей никогда не был, не то, чтобы уж приятелем, теперь был ее щитом в дырявых отношениях с Роном. Если бы этот чистокровный сноб узнал, что она грязно его использует, то, наверняка, принялся бы ее трясти. Или хохотать, кто знает.
Может быть, Малфой тронулся умом.
После войны все стало слишком сложно. Очевидно, что их отношения с Роном заметно откатились назад. Воображать, что ты завтра умрешь и жить одним днем так легко, а когда реальность и действительность бьет тебя по лицу - это совершенно иное. Рон решил, сам по себе, конечно же, не собираясь ни с кем это обсуждать, что их отношения должны начаться "правильно". С ухаживаний, трепетных взглядов и долгих прогулок, стихов и прочей чепухи. Того, что Гермиона ждала со времени Святочного бала. Она была готова ценить его писульки, а сейчас - только исправляла ошибки. Которых было, кстати, слишком много. Ей хотелось надежной опоры. Просыпаться по ночам с уверенностью, что она не одна.
Она жива.
Ж-и-в-а.
Рон же, видимо, не слишком в этом нуждался. Он прибывал в каком -то своем времени, уверенный, будто их отношения идут своим чередом. Гермиона пыталась намекнуть ему, что они уже определенно перешагнули "этот" период, но тот отпирался ногами и руками, неуклюже оправдываясь. Ее, конечно же, это очень расстроенно. Гермионе нужны были взрослые отношения - надежный партнер; если не умный, то хотя бы понимающий.
Она ведь осталась совсем одна.
Родители ее не помнили.
Совсем.
Когда они вернулись в школу, все стало еще более странно. Все вокруг считали их парой, и навязанное всеми настроение, кажется, тяготило их обоих. Гермиона тут же радостно зарылась в библиотеку, с головой нырнула в обязанности старосты - у нее почти не было времени. А тут еще и милый сюрприз в виде Малфоя. Директор МакГонагалл торжественно сообщила ей об этом перед началом занятий. Гермиона едва удержалась от "блять" и "с хрена ли?!". Хотя, недовольство Малфоя, конечно же, лизнуло по ней - как же забавно было смотреть на него, до жути недовольного.
На этом забавности закончились.
Остался Рон.
Они, конечно же, ходили держась за руки и все такое. Но стоило Гермионе начать рассказывать о работе старосты или о чем -то, что вычитала в книге, как он же тут радостно ее перебивал словами " мы с Гарри...". Квиддич увлек его и он бегал на тренировки при каждой удобной возможности. А сентябрь, как бы, был очень дождливым. Рон и его увлечения - это отдельная тема, конечно. Возможно, он не мог видеть всю картину целиком, или Гермиона оправдывала его по привычке. Впрочем, через неделю напряженной школьной жизни, она смирилась с этим его "правильно" и поняла один прекрасный момент. Он ей не мешает.
Рон ей не мешает.
Он, конечно же, тут же садился в гостиной, если она находилась там. И обнимал ее за плечи, подхихикивая над шуточками Дина, да и вел себя, как джентльмен. Только за чертову неделю учебы, у него не было ни единой секунды, чтобы провести время с ней наедине. Между ними вечно маячил Гарри или Джинни. Или Луна, Невилл, Гольштейн. Весь гриффиндор, вся, блин, школа.
О, да.
Пара.
Иногда Гермионе казалось, что она к нему слишком сурова. Ну, разве он хочет чего -то плохого? Лишь сохранить их отношения, конечно же. Они обязательно поженятся, хотя теперь эта мысль казалась какой -то кривой. Но с тем же Малфоем, она видела намного чаще, чем с Роном. Ее, на секундочку, блять, парнем. И именно из-за Малфоя это и началось.
Когда она объявила об этом, Рон и Гарри только негодовали по этому поводу, пошумели для проформы и разошлись по своим делам. Они выразили сочувствие по этому поводу, а Рон еще и вдобавок пообещал дать ему по макушке, если слизеринец вздумает ее обижать. Это было очень мило. Но потом эта тема как -то потухла. Они все дышали - радовались новому дню. Строили новый мир вокруг. Поэтому, ее ... наставничество, скажем так, осталось где -то на задворках сознания у друзей. Но когда Рон позвал ее посмотреть на тренировку гриффиндорской команды, а она ему отказала, сказав, что будет проводить время с Малфоем в библиотеке, тот изменился в лице. Вряд ли это была ревность, но что-то около нее.
Гермиона была, право, удивлена такой реакцией. Ее не интересовали другие парни. Она мысленно уже дала имена их детям, и представила, как смеется над его плоскими шутками в пятьдесят. Что же, стабильность тоже очень не плохо. Но Рон, видимо, так не считал. И когда она вновь отказала ему, парень взбесился. Они не ссорились, нет. Просто слегка повздорили. Оказалось, Рону просто нужен был толчок. Маленькая женская хитрость.
Она устало опустилась на парту, поздоровавшись с Симусом. Тот подмигнул ей и принялся что-то рассказывать Дину, что сидел в соседнем ряду. Малфоя в аудитории не было, хотя она махнула рукой Забини и тот махнул ей в ответ. Одно было хорошо - ей удалось подружиться с большинством слизеринцев. Последствия хождения за Малфоем. Тот объявился минутой позже и сел позади нее. Гермиона обернулась и открыла рот, чтобы уточнить, пойдут ли они сегодня в библиотеку, когда в аудиторию зашли Рон и Гарри. Они оба заулыбались и помахали ей рукой, и ... села за одну пару. Черт возьми. Он даже не мог сесть с ней на лекции.
Ладно.
Ладно.
Гермиона собрала свои вещи, зашипев Малфою:
- Подвинься, - и опустилась рядом с ним за парту.

+1

4

[indent] Малфой смотрит на возвышающуюся над ним Грейнджер пару секунд, как бы говоря "вали отсюда нахрен" всем своим видом, ну или хотя бы приподнятыми бровями. Когда он видит, что она не хочет отступать (чертовы гриффиндорцы, и ничто их не научит этому), он закатывает глаза и пододвигается немного влево и поворачивает голову ко входу, чувствуя, как рядом с ним садится гриффиндорка. Да она хоть чувствует взгляды других людей? На нее теперь смотря сочувственно, будто на ягненка, который залез добровольно в пасть к льву. Только вот львица тут она. Но все же, она добровольно села вместе с ним, и Малфой уверен, что это не из-за чертова Министерства, которое наказало ей быть его надзирателем. Спасибо хоть что не поселило в одной комнате и не заставило спать в одной постели. От этой мысли у Драко мурашки пробежали по спине. Или это от запаха шоколада и мускусного ореха, что он почувствовал тонким шлейфом?
[indent] Признаю, у этой заучки шикарные духи.
[indent] И втягивает воздух носом чуть сильнее, не показывая никому вида, что ему нравится этот запах. О, нет, иначе остатки всей его репутации, которая и так сейчас была где-то если и не в районе школьного каменного пола, то дюймов на десять повыше.
[indent] Он обводит учебную аудиторию взглядом, смотря на собирающихся учеников, и рассматривает каждого. Все же, немногие вернулись после войны в восстановленную школу. Про Слизерин вообще говорить не стоит, там половина либо бежала из страны с родителями, пытаясь сохранить свободу и состояние (а вы думали Хогвартс на деньги налогоплательщиков отстраивали?), либо же сидела безвылазно дома, либо была в Азкабане. Последних было мало из четы студентов. В основном это были их родители.
[indent] Рыжая макушка выделяется среди всех прочих отчетливым огнем. Уизли сидит с Поттером. И Уизли смотрит на него так, будто он убил еще одного из его многочисленных братьев. Он смотрит, сжимая кулаки, а Поттер поглядывает из-под ресниц, пытаясь успокоить рыжего.
[indent] Малфой усмехается, пытаясь не засмеяться в голос. Потому что до него доходит.
[indent] - Что, Грейнджер, - Наклоняется он близко к ее уху, шепча, и почти обжигая своим дыханием кожу на ее шее, - Неприятности в раю? - И снова усмешка, - Но позлить Уизли - это я всегда рад, можешь обращаться в любое время.
[indent] Он бросает кривую ухмылку прямо в лицо рыжему, и видит, как из его глаз почти начинают сыпаться искры бешенства. Сейчас, еще немного, и Уизли полезет на него, защищая честь Грейнджер. Да было бы от чего защищать. И Уизли уже почти подрывается, как в класс входит Макгонагалл. Спасен деканом гриффиндора, какая ирония. Собственно, дальше ему уже не особо интересно смотреть на рыжего, и он переводит взгляд на доску, на мгновение задерживаясь на лице Грейнджер. Он видит на ее лице толику удовлетворения?
[indent] А ты не так проста, гриффиндорская принцесса.
[indent] О том, что эти двое вместе не знал только, наверное, бездомный пес в Хогсмиде. Еще бы, два героя войны, образовали пару, там уже мысленно недалеко до свадьбы. Да, что-то такое проскальзывало в Пророке, будто всем было не наплевать. Или они отели показать, что даже эти герои продолжают жить? Это было многим необходимо после окончания войны, первые недели. Чтобы многие не сошли с ума. Малфою было проще, у него была мать, а у матери был он. И не было этой чокнутой тетки Беллатрисы, которая нагоняла скорее безумие в окружающую обстановку, чем радовала своим присутствием. После войны все вздохнули спокойно. Даже Малфои.
[indent] То, что Уизли и Грейнджер будут вместе, это было ожидаемо. Но Малфой не думал, что это все взаправду и они будут жить долго и счастливо до конца своих дней. Что ни говори, а Уизли не чета Грейнджер. Он хоть ее и ненавидел, но не мог закрывать глаза на то, что она умная и даже вроде как красивая.
[indent] Мерлин, да просто убейте меня, если я признаюсь в этом.
[indent] И вот это все точно не должно принадлежать Уизли. Хотя она и надоедливая заучка, которая таскается за ним каждый день. Она даже умудрилась подружиться со слизеринцами и сейчас общалась со многими легко и свободно. Когда Малфой это видел, он делал вид, что его сейчас стошнит. И придумывал какую-то очередную подколку про львов и змей. Что такое количество змей может спокойно убить даже такую львицу, как она.
[indent] Но она продолжала это все делать.
[indent] А Малфой продолжал закатывать глаза, думая, что скоро сможет увидеть свой мозг, с такими темпами.
[indent] Так что, он совершенно не понимал, почему она все же сейчас пытается вывести его на ревность (конечно, он это понял. Иначе зачем она бы так демонстративно садилась рядом с ним?).
[indent] - Скажи мне, Грейнджер, - Он пользуется моментом, когда профессора отворачивается и что-то там пишет на доске. Он немного растягивает ее фамилию на языке, будто она патока, - Что такого в этом Уизли? Может, он так хорош в постели?
[indent] Провоцируй, Малфой. Больше тебя здесь ничего не веселит.

+1

5

Малфой уставился на нее странно – липким взглядом, будто сомневался в ее вменяемости, но все же подвинулся. Гермиона терпеливо ждала, пока она освободит для нее место, а потом легко скользнула за парту. Нервно заправила пряди за ухо, совершенно не реагируя на всеобщее внимание – игнорировать его она, научилась давно, да и сейчас ее больше интересовал Рон. Ей важно было, чтобы он отреагировал хоть как – то, Мерлин, пусть и очередной глупостью. Но тот лишь сидел, уставившись на Малфоя, и кивал Гарри. Они бросили ее одну – в окружении слизеринцев. А ведь они с первого курса сидели вместе! Гермиона грустно покосилась на пустую парту впереди, и почти обрадовано дернулась, когда Рон, кажется, собирался двинуться в ее сторону.
Но вовсе не для того, чтобы предложить ей сесть вместе, или составить компанию.
А из – за Малфоя.
Горячее дыхание поползло по коже, оседая стадом странновато – приятных мурашек. А ведь Грейнджер казалось, что от змеев веет холодом. Но жар от слов тлел, сладко пощипывая – слизеринец умудрился придавить ее к месту одним этим. Укутал своим запахом – терпким, до головокружения приятным. Чтобы полоснуть словами, как острым лезвием. Гермиона прикусила нижнюю губу, сдерживая поток ругательств. Не хватало еще, чтобы их разговор услышал кто.
[indent] Посмотри, до чего ты докатилась, Гермиона, у тебя одна тайна на двоих с Малфоем.
На ее памяти, это был первый раз, когда она сидели столь близко друг к другу. Столь близко, что она могла рассмотреть удивительно длинные, слегка темнеющие на кончиках, ресницы. Его ровную и бледноватую кожу. Небольшую и трогательную родинку у виска, скрытую светлыми волосами. Красивый нос, который ей даже довелось сломать в прошлом. Раньше он бы не подпустил ее так близко, не позволил бы себе.
[indent] Раньше он бы тебе и сесть рядом не позволил.
Вооружившись своей лживо – вежливой улыбкой, припасенной для данных ситуаций, отбросила мысли о привлекательности Малфоя. Красив, бесспорно, но характер паршивый.
- Не понимаю о чем ты, Малфой, - надменно произнесла девушка, а от дальнейшего диалога ее спасла профессор Макгонагалл. Что было, конечно же, к лучшему.
Рон все время оборачивался, за то получил несколько замечаний от профессора, но Гермионе было совершенно все равно.
[indent] Предатели.
Она легко выпуталась из рукавов мантии, позволяя ей мягким комом улечься вокруг ее бедер, и принялась записывать лекцию. Сосредоточиться на учебном материале и не думать о том, какой Рон придурок.
Или о том, что Малфой раскусил ее план.
Нет, не думать о Малфое. Гермиона покосилась на него – тот послушно записывал лекцию. Она мельком пробежалась по строкам. Без ошибок, в отличие от Рональда, к сожалению. Да и почерк у слизеринского принца был красивым, витиеватым, хоть и слегка резким, как у всех мужчин. Писанина Рона была похожа на большой ком слов. И эта мысль ужаснула Гермиону. Она сравнивает своего парня, да и с кем, с Малфоем! Это было совершенно, совершенно не правильно. Она пристыдила сама себя за это, мысленно отчитывая за глупое поведение.
Да, Малфой был красивее и умнее Рона.
За то Рон был…
… был ее?
Злясь на Малфоя, на себя и свои глупые чудачества, пообещав объясниться с ребятами, она принялась быстрее записывать лекцию, когда на ее стол рухнула бумажная птичка. Она быстро придавила ее учебником, чтобы не злить профессора, но косилась на нее – выглядывающую «крылышками» с замиранием сердца.
Пока профессор отвернулась к доске, она быстро схватила записку и развернула ее. Почерк она узнала сразу – это был Гарри.
[indent] Гарри.
А тут еще и Малфой со своими пошлыми вопросами. Гермиона поняла, что кожу пощипывает от румянца, поэтому упрямо уставилась на доску. Не хватало еще, чтобы он увидел ее смущение. Нет, такой радости она не доставит!
В записке, неровно прыгающими буквами было написано: « Пойдешь на тренировку? Г. и Р». Малфой хлестал ее своим приглушенным голосом, и Гермиона разгладила записку, подложив ее под перо.
- Ты можешь все так не опошлять? – риторически уточнила она, слегка склонившись в его сторону, смотря при этом на доску. Она шепталась с Малфоем, с ума бы не сойти, - Рон добрый и отзывчивый, - бросила она заученную фразу и опустила глаза на записку.
И совершенно к тебе равнодушный.
И пусть она смущалась, все же припомнила последний раз, когда они были близки. И было это еще в середине лета, когда они слегка перебрали с выпивкой. Потом у Рональда не находилось на нее времени. У него не было его даже сейчас, чтобы написать одну чертову записку!
Она обмакнула перо в чернила и написала под словами Гарри ниже: « нет.» Потом смягчилась, в конце – концов, она любила их, добавляя « обязанности старосты.»
Потом сложила «птичку» обратно и запустила ее в сторону Гарри. Тот не глядя ее поймал, вот что значит, лучший ловец.
- И это не твое дело, - буркнула она, ругая себя за несдержанность. Малфою, наверняка, только и нужно было. Сколько раз она говорила Гарри, что нужно его игнорировать? – и у нас нет проблем, - вообще молодец.
Замолчи ты, дура.
Через пару минут записка вернулась, что неровным почерком теперь уже Рона, точно Рона, было дописано: «с Малфоем?».
Логика диктовала написать ей «нет». В конце – концов, ей следовало проявить терпение и уважением к Рону  и его желанием. Да, он сейчас увлечен квиддичем и возможностями, которые открыла для него популярность и школа. Но так ведь будет не всегда. Немного терпения.
Но что-то, разбуженное противным Малфоем, зашептало ей совершенно иное. Она почти начала выводить, что собирается пойти с ними. Что сможет провести с ними время, да –да. Но вместо этого на клочке проявилось « да». Она покосилась на парня рядом, который, видимо, уже успел все прочесть.
- Ни слова, Малфой, - сквозь зубы прошипела Гермиона, быстро свернула «птичку», пока не передумала, и отправила ее парням.
Ответа не последовало. А чего она, собственно, ожидала?
Она убито и посмотрела на их макушки – темную и рыжую, склоненные над пергаментами. Опять, наверное, играют в чернильные бои. 
Гермиона со вздохом покосилась на Малфоя, который спокойно успевал записывать за профессором. Рон никогда не успевал.
[indent] Так, Гермиона Джин Грейнджер, прекрати это сейчас же!
Проскочила шальная мысль, что она бы могла воспользоваться предложением Малфоя. Ей уж он сам предлагает, почему бы и нет. Но слизеринцы – хитрецы. С ними опасно играть .
- Эй, Малфой, - она убедилась, что тот слушает и придвинулась ближе, чтобы оставить их разговор личным, - хочешь уговор? Немного свободы в обмен на помощь мне?

+1

6

[indent] У Малфоя внутри все дробилось, делилось на несколько сотен кусочков, а он даже сам не знал, почему. Почему-то внутри разлилось какое-то липкое чувство. Оно было противным, пожирало все нутро и медленно пропитывало все органы и ткани, и исходило откуда-то из области сердца, что должно было быть куском неприступного льда, который, видимо, начал немного оттаивать после сей этой заварушки с войной. Потому что больше над ним не стоял отец и не твердил, что его маска - это его оружие. А он должен быть самым лучшим бойцом на этом маскараде. Без отца вообще все стало намного лучше. Потому что теперь Драко мог не оборачиваться и не просить одобрение каждого своего поступка. Он теперь мог вообще не оборачиваться.
[indent] И если бы отец был хорошим, он бы объяснил Малфою, что это за чувство внутри него просыпается. Что это за змея медленно поднимается из своих колец. Это чувство было ему незнакомо. И он хотел разобраться с ним позже.
[indent] На ответ Грейнджер он снова усмехнулся. Эта усмешка уже сала такой настоящей. Такой приклеенной. Но он не может от нее избавиться. Потому что она сродни защитному полю, что не дает пулям чужого мнения и слов проскользнуть и ранить его. Разве слизеринский принц может позволить себя ранить словами? Конечно, нет.
[indent] - Но добрый и отзывчивый не согревает по ночам в постели, да? - Он пользуется тем, что профессор не видит, и снова наклоняется к ней настолько близко, что это расстояние можно убрать неловким движением головы, - Но раз тебе это так нравится.
[indent] Он видит, что она смущается. Она пытается это скрыть, но ее алые скулы выдают ее с головой. То, как она опускает глаза и смущенно улыбается уголками губ. Малфой любит наблюдать за людьми и читать их. И он ловит себя на мысли, что ему нравится смущать Грейнджер. Нравится смотреть, как она опускает ресницы, и они немного трепещут от того, как она быстро водит глазами по строчкам в тетради. Как едва шевелит губами, проговаривая про себя те слова, что нужно записать. Как слегка хмурится и морщит нос, если забывает или пропускает слово, и подглядывает в его тетрадь, чтобы его подсмотреть. Идеальная ученица обязательно должна записывать все. Иначе этот идеальный образ рухнет, да? Может, на такое и стоило бы посмотреть.
[indent] Малфой видит записку от этих двоих ее дружков, и удовлетворительно улыбается, когда она ему говорит молчать. Он ощущает это удовлетворение, что проливает немного света на эту темноту внутри него. Расползающуюся липкую тьму. Но он не может себе признать, что ревнует Грейнджер, так? Это же чистый абсурд и так вообще не бывает. Разве она вообще стоит того? Да и с чего бы?
[indent] Черт, Малфой, просто забудь это все, и успокойся.
[indent] Он только хочет ей ответить, как звучит колокол, оповещающий об окончании занятия. Он уже видит, как подрываются ее дружки-гриффиндорцы, чтобы пойти прямо к этой самой парте, за которой они сидят.
[indent] Прекрасно. Мне же только этого не хватало для полного счастья в этот день.
[indent] Ему не нравится, как смотрит на него Уизли. Он не готов подставлять свое прекрасное лицо под удары, которые если и не последуют, то точно есть в мозгах рыжего. И Малфой предпочитает ретироваться. К тому же, Блейз очень активно жестикулирует в сторону двери. Драко кивает и быстро собирает свои вещи.
[indent] - Встретимся в библиотеке, Грейнджер, - Кидает он на прощание, когда двое гриффиндорцев находятся в зоне слышимости, - И не забудь то, о чем мы договаривались, - Он улыбается своей улыбкой, которую можно бы было даже назвать очаровательной. Ну, так говорили другие девушки в Хогвартсе, которые вешались на его шею. К черту их всех.
[indent] Конечно, она ему ничего не обещала. Но она сама хотела поиграть. И он начал эту игру, давая свое согласие именно таким образом. Она же умная, она должна понять. Иначе звание самой умной ведьмы столетия явно не для нее.

[indent] У Малфой все внутри скручивается от того, как Уизли смотрит на него за обедом. Он хоть и сидит на другом конце Большого Зала, но ему все же не по себе от этого уничтожающего взгляда. Но разве это должен видеть этот рыжий предатель чистой крови? Правда, не Драко сейчас про такое говорить. Посмотрите на него. Согласился сегодня помогать грязнокровке и рад.
[indent] И он правда рад. Внутри него расцветает какое-то тепло от мысли, что он сможет навести шума в этом миленькой и уютном раю Грейнджер-Уизли.
[indent] И что она все таки в нем нашла? Ну, ничего же такого нет.

[indent] Он идет в библиотеку спокойным шагом, прогуливаясь по замку. Ему наконец-то не нужно бежать каждую свободную минуту в Выручай-Комнату, чтобы чинить шкаф. Не нужно прятаться от Кроули по углам. Хоть он и слизеринец, но они его пугали. Они истинные пожиратели. И психи, что не чувствуют своей вины. И от этого становилось страшно.
[indent] Малфою уютно в библиотеке. В этом царстве пыли, что сразу же заполняет легкие, как только заходишь внутрь. Ему это нравится. Он чувствует здесь уют. В детстве он всегда сбегал в библиотеку, если отец ему говорил, что пришли взрослые, и он не должен мешаться под ногами. Он просто шел в библиотеку и читал очередную книгу. Так может стоит и сейчас сделать ее своим убежищем? Но монстров больше не осталось. Не здесь, по крайней мере.
[indent] Он проходит мимо стеллажей с книгами и замечает ее непослушные волосы, что спадают волнами по спине. Сейчас солнце так падает, что они немного отдают рыжиной. Она словно светится изнутри.
[indent] И давно в тебе такое, Малфой?
[indent] Заткнись.
[indent] Он спорит с собой, трясет головой, отгоняя назойливые мысли и подходит, подаваясь минутному порыву, даже слишком близко. Но они же вроде собирались вывести Уизли на чистую ревность, так? Значит, они будут играть по его правилам.
[indent] Он кладет руки ей на талию, и, уже которые раз за сегодняшний день, наклоняется к ее уху, обдавая тонкую фарфоровую кожу на шее горячим дыханием.
[indent] - Каково же твое предложение, Грейнджер? - И, пока она снова не ударила его по носу, быстро убирает руки и отходит к противоположному стеллажу, прислоняясь к нему спиной.
[indent] А в глазах его черти танцуют такие танцы, что видны искры даже невооруженным глазом. И он улыбается. Даже, можно сказать, искренне. Ему понравилось это чувство.

+1

7

Поразительно то, как четко он бьет.
Впрочем, разве стоило ли чего – то другого ожидать от Малфоя? Искусный лжец и плут – от своей натуры тяжко избавиться, даже если проходишь закалку войной и лишениями. Она не реагирует, уговаривает себя не реагировать, даже не глядеть в его сторону – в его потешающиеся над нею глаза. Пусть подавиться ее смущением.
Смотри на профессора, Гермиона.
Получается скудно. Ей вечно охота повернуться, а Малфой, будто только этого и ждет. Когда она сложит оружие и сдастся, помчавшись ему навстречу. Нет уж, пусть ждет до конца лекции. Который наступает слишком быстро.
Она вздрагивает от звонка, едва ли не подпрыгивая на месте. Мальчики уже идут к ней, и у Рона такое лицо, будто он собирается размазать Малфоя по стенке. Нет –нет – нет. Гермиона быстро поднимается  на ноги, чтобы предотвратить драку, но, к счастью, Гарри рядом. Хоть у кого –то тут прорезались мозги. А Малфой улыбается ей, и уходит.
Малфой улыбнулся ей.
Ей.
С ума сойти.
Гермиона еще с минуту пялиться на проем, в котором он скрылся вместе с Забини, сдерживаясь от детского желания себя ущипнуть. Кажется, Гарри ей что –то говорит, а Рон лишь злобно сопит. Малфой ей улыбнулся. Черт возьми, во что она вляпалась.
- Потому что, Рональд! – взрывается она так внезапно, как с ней не было уже давно. Гермиона злобно собирает свои вещи и забрасывает их в сумку. В классе только они втроем, - вы оба бросили меня! Вы могли сесть впереди!
Рон чувствует себя неловко. Она это видит, но вместо того, чтобы смягчиться, обвиняет его и Гарри, который тут вообще не причем, еще сильнее. Даже переходит на перечисление их недостатков. Малфой разворошил с ней какое –то осиное гнездо. Гнездо, размером с Тихий Океан. Она говорит и говорит, пока Луна мягко не касается ее плеча. Оказывает, что класс уже полон студентов – рейвенкло, парочка пуффендуйцев смотрят на нее со страхом. Гермиона хватает свою сумку и направляется к выходу и мальчики идут за ней. Пытаются извиниться и уговорить пойти с ним.
Вот что она должна сделать. Проигнорировать встречу с Малфоем и пойти на поле с ребятами.
Но кто –то противный в ней, подозрительно похожим на слизеринца голосом, проворчал: Что, сдаешься, Грейнджер?
Даешь слабину.
Нет уж! Она не трусиха!
- Нет, - устало говорит девушка, остановившись. Гарри смотрит на нее с печалью. Почему – то, именно ему принадлежат слова о том, что она проводит с ними мало времени. Не Рону, - я, правда, не могу.
Рон смотрит на нее странно. Со смесью ревности и злости, и Гермиона так же смотрит в ответ. Он спрашивает, о чем говорил Малфой и она надменно отвечает, что они должны встретиться в библиотеке.
Давай. Скажи, что ты пойдешь со мной.
Пропусти одну тренировку.
Пожалуйста.
Но Рон лишь кивает и сжимает ее ладонь, направляясь за Гарри. Бросает ее.
Вот и все.

Гермиона едва не сносит дверь библиотеки с петель. Мадам Пинс удивленно смотрит на нее, и Грейнджер, пристыженная, тут же извиняется. Она бросает свою сумку на ближайшую парту, сама опускаясь на стул. В голове сплошная каша. И ей это очень не нравится. Теперь ей начинает казаться, что уговор с Малфоем – гениальная идея. Чтобы отомстить Рону, сделать так же больно, как и ей. Какой же он идиот! Рон, конечно же, не Малфой. Тот с мозгами дружит.
Она поднимается на ноги и медленно идет к книжным рядам. Ей нужно почитать, пока она ждет слизеринца, ее это всегда успокаивало. Она ведет пальчиками по корешкам книг, выбирает одну – яды и отравы. Как символично, и тут же ее открывает, начиная читать.
В таком состоянии ее Малфой и нашел – спокойную и увлеченную чужим убийством.

Она вздрогнула, когда ощутила тяжесть его рук на своей талии. Его жаркое дыхание посыпалось по щеке, скатываясь сладостью куда –то к горлу. Тело реагировало острее, чем разум. Малфой будто щекотал ее по оголенным нервам – сильно, совершенно обезоруживающе. Гермиона замерла где – то между желанием двинуть ему локтем под ребра и прижаться лопатками к его груди. Малфой решает за них двоих – он отступает. И Гермиона начинает мерзнуть.
Внезапно.
Пальцы ее нервно сжимают края книги, ресницы дрожат. Сердце колотиться об ребра. Гермиона лишь надеется, что в ее глазах больше не плещется это жадное вожделение. Ей нужно пару секунд. Всего пару секунд. Ох, Мерлин, как хорошо, что она не обернулась к нему тот час. Гермиона медленно проводит языком по губам, будто это может отогнать морок, который посеял Малфой, и делает глубокий вдох. Прикусывает нижнюю губу – на выдохе.
Спокойствие.
Гермиона лопатками к книжным полкам приваливается – ей дурно, и виноват в этом лишь Малфой. А он смотрит, и глаза такие серые – серые, как пасмурное дождливое небо.  Она пытается придать своему взгляду придирчивости и надменности, но видимо, не выходит совершенно. Гермиона норовит закрыться от него книгой, прижимает ее к груди и шарит взглядом по лицу слизеринца.
- Не делай вид, - тихо начинает она, опасаясь, будто кто –то особенно любопытный может их подслушать, - что не понимаешь о чем я, Малфой.
Он понимает.
Он же не Рон.
Черт!
Гермиона заправляет прядь волос за ухо, ощущая себя не в своей тарелке. Малфой умудряется перехватывать инициативу в любом разговоре и это ее раздражает. Злит. Она вспоминает его « … но не греет, да?» и злиться еще больше. Он дурит ей голову.
Связываться с Малфоем – заведомо гиблая идея. И нет, она вовсе не опасается того, будто бы он ударится в месть и начнет бегать по школе с палочкой и «непростительными» наперевес. Малфой – вовсе не дурак. Он слишком хитер, чтобы наступать на одни и те же грабли, которые до сих пор бьют его по лбу. Дать ему больше свободы не акт милосердия, а разумная мера. Нельзя запирать опасного зверя в клетке, иначе он выберется и перегрызет глотки всем. И ей в том числе.
- Немного свободы в обмен на помощь, - Гермиона еще минуту смотрит на Малфоя. Потому что ей надоело мерзнуть, - можешь подумать и ответить позже.
Хватит.
Она отворачивается и направляет к тому месту, где взяла книгу – все три шага. Поднимается на носочки и ставит книгу на месте, легко впихивая ее в заполненный ряд.

+1

8

[indent] Драко проводит взглядом по гриффиндорке, что стоит напротив, и его взгляд на секунду задерживается на языке, что невесомо скользит по губам. Вроде, такое невинное движение, но внутри слизеринца сразу же становится темплее, а сердце начинает стучать на пару ударов в минуту быстрее. Странное чувство. Раньше он не испытывал такого, смотря на нее. Или же совершенно не хотел такого испытывать. Но разве они раньше оставались наедине друг с другом и даже нормально разговаривали? Нет. Это теперь какая-то другая жизнь. Другая реальность, в которой Драко больше не нужно унижать всех и колоть своим ядом, лишь бы поддерживать репутацию. Кого?
[indent] Сейчас в его голове звенит звоночек, и голос отца начинает ему говорить, что он должен взять себя в руки и посмотреть на картину в целом. Он должен напомнить себе, кто он есть, что он лучше других, и явно лучше вот этой девчонки, что стоит перед ним и дышит как-то неестественно быстро.
[indent] Тебе понравились ужимки в библиотеке, Грейнджер? Кто бы мог ожидать от тебя чего-то другого.
[indent] Драко, мой мальчик, твое поведение не соответствует Малфоям.
[indent] Заткнись, отец, Малфоев больше не существует. 
[indent] И Драко этой самой улыбочкой, что сводит с ума многих девушек всех факультетов, улыбается львице напротив, желая увидеть хоть что-то на ее лице. Пусть она отреагирует на него. Он хочет увидеть реакцию, которая подтолкнет его к чему-то.
[indent] Но Грейнджер отворачивается, и он будто слышит вздох облегчения.
[indent] Все же, в чем-то он прав.
[indent] И это его забавляет. Это можно будет использовать в свою пользу. В его голове уже начинают крутиться шестеренки и выстраиваться план по захвату Грейнджер. Она ведь сама этого хочет? Иначе бы не поддавалась на эти провокации. И явно бы не предпочитала Малфоя своему рыжему дружку. Или же Драко делает слишком поспешные выводы, и потом за это он будет расплачиваться. Но он думает, что игра стоит свеч.
[indent] Он подходит к Гермионе со спины, он чувствует себя котом, что играет с беззащитной мышкой. Он умеет в это играть. Он же Малфой. Умение строить хитрые планы по достижению своих целей и плести интриги в нем взращивали с самого детства. Он впитывал их с молоком матери.
[indent] Посмотрим, матушка, насколько же хорошо ты меня обучила этой игре.
[indent] Он останавливается в нескольких сантиметрах, чувствуя грудью исходящее от гриффиндорки тепло, вдыхая запах ее волос и слыша дыхание. Он знает, что она сама это чувствует. Кончики пальцев зудят, хотят вернуться на тоже самое место, на которых были недавно. Но Драко одергивает их, себя, все вокруг, чтобы не натворить глупостей сейчас. У него большие планы на ближайшие несколько недель. Она захотела игры? Она получит игру. Такую, которая будет стоить ей многого. Она же сама должна понимать, с кем именно связывается. С сущим дьяволом, не иначе.
[indent] Он скользит взглядом к ее пальцам, и видит название книги, что она так усердно пыталась читать до его прихода.
[indent] - Какой интересный выбор? Решила отравить Уизли? Так хотя бы подождала бы брака, чтобы хоть что-то получить, - Он снова усмехается. Он не может не язвить. Это его доспехи, - Или это для меня?
[indent] Он видит, что она уже собирается ответить что-то, что явно ему не понравиться, и начинает отходить назад, удаляясь от стеллажей и от нее. Воздух сразу становится слишком чистым, и в нем не хватает этих ноток корицы, что он чувствует рядом с ней. Малфой всегда ненавидел корицу. Ему всегда казалось, что она слишком горчит.
[indent] - Грейнджер, я готов ввязаться в эту маленькую игру, тем более, если ты не будешь везде за мной таскаться, как инквизитор, - Останавливается он и смотрит на нее еще несколько секунд, - Но делать мы это будем так, как скажу я, - На этом он разворачивается и направляется к выходу из библиотеки.
[indent] Теперь нужно продумать этот план до мельчайших подробностей. Потому что его это увлекает. Он снова начинает чувствовать себя так же, как раньше. Когда он был здесь принцем и устраивал все, что хотел.
[indent] Он видит в окно поле для квиддича и мелькающую там рыжую голову.
[indent] Приготовься, Уизли.
[indent] Игра за твою милую заучку началась.

0


Вы здесь » BETWEEN WORLDS » me before you » running in the dark [hp]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC